«Изобретательная влюблённая»: премьера в Гомельском областном драматическом театре
Источник: rynak.by | 2 марта 2018 года
Автор: Ольга Равченко
Фото: Владимир Ступинский
«Изобретательная влюблённая»: премьера в Гомельском областном драматическом театре
Вышеозначенная пьеса Лопе де Вега широко известна читателю и зрителю под названием «Хитроумная влюблённая», хотя и этот вариант не отражает всю гамму оттенков характеристики, данной героине в оригинальном названии написанной в 1604 году комедии “La enamorada discreta”.

Слово «дискретный» во времена Лопе де Вега (1562 – 1635) имело следующие значения: умеренный, сдержанный, скромный, благоразумный, порядочный, достаточный, неплохой, секретный, деликатный, тактичный, разумный, целесообразный, осмотрительный…

Вероятно, автор всё же имел в виду осторожную, осмотрительную, а главное – скрытную особу, не открывающую даже собственной матери свои коварные планы по завоеванию сердца любимого мужчины и не болтавшую, в отличие от большинства других женщин мира, про то, что известно ей и никому другому.

В жизни самого Лопе де Вега было место характерным для представителей эпохи Возрождения успешным светским отношениям, равно как и глубоко религиозным (прости, Господи, добровольца – слугу   инквизиции!).

В творчестве блестящего реформатора, оказавшего огромное влияние на последующие поколения испанских, итальянских и французских драматургов, отразились как гуманистические устремления того времени, так и традиции феодально-католической Испании, когда перед обществом неизбежно встала задача примирения идей гуманизма с патриархальными устоями.

Лопе де Вега написал более двух тысяч пьес, примерно четверть из которых дожила до наших дней. Это социально-политические драмы, исторические хроники, любовные истории, герои которых верны дворянскому идеалу чести. Объединив элементы комического и трагического, Лопе де Вега создал классический тип национальной испанской драмы. В России его пьесы стали переводить во второй половине XIX века.

Согласно Лопе де Вега, брак основывается на взаимной любви, и эта основа – незыблема. Так называемым комедиям «плаща и шпаги» присуща борьба молодых испанских дворян за свободу чувства и личное счастье – против деспотической власти отцов, матерей, опекунов и дуэний.

Известно, что «любовь растёт помимо воли», что «ревность шутит, а любовь рыдает». Пьеса «Изобретательная влюблённая» построена на головокружительной интриге – недоразумениях, случайностях, совпадениях, путанице, двусмысленности, переодеваниях с целью выдать себя за других – ради торжества справедливости. Есть в ней место откровенной лжи, неутолимой ревности, практически детскому эгоизму и даже эпизодической глупости, но все они в совокупности неизбежно ведут к счастливому финалу.

«Какими дерзкими путями иду я к счастью и к венцу!» – пожалуй, этими словами главной героине удаётся выразить всё, что приходится преодолеть на начертанном ею самою пути, но дела обстояли бы куда хуже, не бросься она сама спасать себя – утопающую влюблённую. В сцене признания в любви, подобно пушкинской Татьяне, она рискует быть отвергнутой, но практически сразу берёт в руки бразды правления: отныне во всех её действиях присутствует циничный холодный расчёт, и зритель, мало-мальски знакомый с творчеством Лопе де Вега, без труда угадывает очередной авторский замысел.

Явный знаток женской психологии, Лопе де Вега разворачивает действия в Мадриде конца XVI века. Певец любви сразу же даёт зрителю понять, что женский разум и находчивость в определённых ситуациях легко превращают мужчину в ведомого. Это справедливо для всех героев пьесы, за исключением слуги, ни на миг не теряющего рассудка и постоянно наставляющего хозяина, каждый раз влекомого искренним чувством. «Вы любите, а я грешу», – лишь для проформы ропщет благородный слуга, он же – верный друг, товарищ и брат.

Не секрет, что все персонажи пьесы, включая неудачливую прелестницу-куртизанку, выносящую вердикт, – люди добрые, совестливые, справедливые, и – volente o nolente – льют воду на мельницу главных героев. В исполнении наших – однозначно любимых – артистов все они, без преувеличения, вызывают симпатию и сочувствие.

В душе благочестивой Белисы не угасла страсть и жажда любви, вспыхивающей и от первой, и от второй спички, но достопочтенная сеньора готова без промедления принести свою нежданную «взаимную» любовь на алтарь любви собственной дочери. Белису по праву можно называть мудрой устроительницей. Имя героини является анаграммой, придуманной автором от имени Исабель. В латинском языке имя «Белиса» означает «самая стройная, тонкая».

Что касается игры актрисы Евгении Коньковой – каждое её движение отточено, все интонации точно выверены. В начале спектакля её героиня по инерции ворчит, но по сути она бесконфликтна и с присущими ей азартом и обаянием включается во свеобщую любовную кампанию.

Имя «Бернардо» – с германскими корнями: «сильный медведь». Образно говоря, – «крепость», «скала», «кремень». Некогда бравый капитан Бернардо прекрасно понимает весь комизм своего положения и, похоже, рад удачной развязке не менее остальных: свои должны быть со своими – иначе как ему величать собственного сына, и кто кого станет наставлять и – Боже упаси! – кому наставлять рога. Герой Владислава Карако с не меньшим азартом и обаянием, чем Белиса, движется навстречу своему счастью.

Фениса, будучи априори героиней положительной, беззастенчиво плетёт интриги, не задумываясь особенно о последствиях и полностью полагаясь на судьбу, в нашем случае – на автора, мол: «Авось разгуляется! Авось вывезет!..»

Роль – ведущая, и Анастасия Задорина блестяще справляется со своей задачей.

Интересный факт: театральная пьеса Лопе де Вега «Крючок Фенисы» (1617) «замешана» на девятой истории восьмого дня «Декамерона» Боккаччо. Дама палермского двора Фениса пытается поймать на крючок богатого торговца Лусиндо, но в итоге лишается и денег, и любви.

Имя «Лусиндо» в переводе с латыни значит «освещённый», «освещённый (просветлённый?) Богом» и предполагает инспирированную сверхъестественную способность предпринимать действия, предсказывать события, а также обладание абсолютной истиной и превосходным знанием других людей, чего не скажешь о герое Лопе де Вега.

Лусиндо – раб любви, сначала не примирившийся с тем, что отвергли его, любимого; затем бросившийся, как в омут – с головой, в новое приключение, изредка предпринимая попытки хоть как-то рефлексировать.

Не может не поражать – в обоих случаях – наивность, покорность, доверчивость, неискушённость в амурных делах и …искренность героя Юрия Мартиновича.

Имя «Эрнандо» – то же, что и «Фернандо»: потребность доминировать всегда и везде с неизменным успехом. Конфликт не смущает, а, напротив, раззодоривает его.

Эрнандо Лопе де Вега – в полной мере, насколько это возможно, наслаждается жизнью, как правило, ничего не требуя взамен, мол: «Пускай нам общим памятником будет…» А повезёт, так и звёздчатый плащ с дворянского плеча отвалят! Или, в крайнем случае, промытой в десяти водах – средь ночи! – требухи.

В отличие от хозяина, он – в своей тарелке, рефлексирует моментально и будто походя анализирут бурно и совершенно неожиданно – для других – развивающиеся события. Роль альтруиста – рубахи-парня на все случаи жизни – идеальна для Сергея Лагутенко!

Дористео и Финардо – два кабальеро, в первом действии почти безмолвно верой и правдой служащие предмету своего обожания, зато во втором действии, что называется, дающие жару. Если об афише можно спорить, то «озорные глазки» и «щедро напомаженные уста» на курточках героев Андрея Шидловского и Александра Ильинского очень даже к месту.

Имя «Херарда» – составное – тоже имеет германские корни: «хер» – «копьё», «хард» – «сильный, храбрый» в совокупности дают «смелого копейщика», «отважного воина».

Херарда (актриса Татяна Кондратенко) – «записная красавица», казалось бы, ловко расставившая сети для долгожданной и не такой уж мелкой зверушки, всё же верящая в удачу, рискнувшая пойти ва-банк и проигравшая, но с достоинством. Для неё, как и для главной героини, все средства хороши.

Священник – талисман. Последний штрих к семейному портрету доверено наносить поочередно заслуженному артисту БССР Фёдору Иванову и актеру Павлу Соловьеву.

Автору этих строк не довелось видеть в спектакле Александру Бычкову, но есть полная уверенность в том, что она великолепно справится с ролью любой самой страстной испанки.

Следует отметить сдержанный минимализм в сценографии спектакля, а также практически отсутствие характерных для Испании вокальных и танцевально-пластических номеров. Последнее, пожалуй, стоит отнести к достоинствам спектакля, поскольку соблазн пуститься во все тяжкие велик, но редко кому удаётся сходу оседлать то, что Федерико Гарсия Лорка назвал «дуенде» – хоть в сапатеадо, хоть в фламенко.

Существенный, исключительно по мнению автора этих строк недостаток – фонетическая ошибка в мужских именах, влекущая за собой ошибку смысловую: Бернарда, Лусинда, Эрнанда, Дористеа, Финарда (в испанском это исключительно женские имена). Почему-то никому не приходит в голову величать испанца из Севильи Фигаро – «Фигарой».

Остаётся заключить, что спектакль однозначно стоит смотреть, поскольку текст Лопе де Вега рифмован и остёр, а актёрам удаётся держаться в рамках Золотого Века без отрыва от настоящего времени.

А ещё следует вспомнить добрым словом тех, благодаря кому состоялся именно этот спектакль: режиссёр-постановщик – заслуженный деятель искусств РБ, художественный руководитель Национального академического драматического театра имени М. Горького Сергей Ковальчик (Минск), художник-постановщик – Александра Карнажицкая (Минск), композитор – Тимур Калиновский (Минск), хореограф – Оксана Рожкова.

И последнее: коллектив носит почётное звание «Заслуженный», а Народная артистка Республики Беларусь – одна, Заслуженных артистов Республики Беларусь – двое. Несправедливо!

1
ПЕРЕЙТИ К ДРУГИМ СТАТЬЯМ