На сцене Гомельского областного драмтеатра дружно трудится большая семья с очень интересной историей любви и жизни

Пьеса “О войне, любви и нескучной фамилии Задориных”.

Наталия Борисовна с мужем Алексеем Бычковым, дочерьми Анастасией и Александрой и внучкой Ксенией

Фамилия свыше дана

   Семья Наталии Задориной вызывает одновременно чувство глубокого уважения и белой зависти. Все в ней красивые, артистичные, по-настоящему задорные и веселые: она, ее муж Алексей Бычков и дочери Анастасия и Александра дружно трудятся на сцене Гомельского областного драматического театра. И если в выборе общей профессии, ставшей одной для всех, нет никакой мистики, то о “задорной” фамилии так не скажешь — она была дана свыше и положила начало истории, в которой так много совпадений и удивительных происшествий.
      Дедушка Наталии Борисовны был беспризорником, он совершенно не помнил своих родителей и жил на улице, где однажды встретил священника, который и дал ему фамилию Задорин. Так мальчик Ваня стал Иваном Задориным.
   Его сыну Борису не было и 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. Не раздумывая, он пошел работать на Челябин­ский тракторный завод, а через год ушел на фронт в летные войска, где стал техником-механиком. Так началась карьера будущего военного Бориса Ивановича Задорина. Их полк под командованием Героя Советского Союза Василия Бондаренко первым влетел на территорию Германии, когда Советская армия начала штурмовать Берлин. Так что Борис Иванович внес свой личный вклад в разгром фашистов.
Тамара и Борис Задорины

Вниз по небесной лестнице

    В ночь, когда началась война, маме Наталии Борисовны — шестнадцатилетней Тамаре Савосиной — приснился сон, в котором Бог по облакам спускался на землю. Из Владикавказа она сбежала в Крым, в Севастополь. Военные были уверены в том, что город долго не продержится и его придется сдать немцам, поэтому женщин на фронт не брали. Тамара Савосина оказалась рядом с командиром Петровым, его армия на тот момент базировалась на территории Севастополя. Девушка умоляла взять ее на фронт и стала одной из немногих, которой дали разрешение.
    Отчаянная Тамарка, так ее называли сослуживцы, единственная знала проход по минному полю и предпочитала действовать в любых ситуациях, а не отсиживаться в стороне. Из ее записей Наталия Борисовна узнала о случае, когда во время обстрела немецкий снайпер убил возницу телеги с ранеными. Девушка не растерялась, легла между двумя трупами, взяла в руки вожжи и доставила раненых к месту оказания помощи.
    Грузиночка (еще одно прозвище Тамары Савосиной) спасала на войне солдат от смерти и потери конечностей. Однажды во время операции врач отказался вынимать осколки из руки раненого солдата — времени катастрофически не хватало, и проще было сделать ампутацию. Тогда Тамара зарядила пистолет, приставила его к виску врача и так стояла до конца операции, пока тот не вынул все осколки.
    Из командного пункта, в который попал военный снаряд, Тамара вытащила командира Петра Соколова, при этом сама была контужена: осколки снаряда попали ей в голову и руку. В мирные годы это ранение не раз напоминало о себе.
Наталия Задорина с родителями и братом Александром

Знал бы, где упадешь, перину бы подстелил

     Когда немцы прижали Севастопольскую армию к морю, а отступать было некуда, люди, не желавшие попасть в плен к врагу, просили товарищей застрелить их — море окрасилось в розовый цвет от людской крови. Тамаре не удалось избежать плена, и ее угнали в Германию. Шли пешком, по дороге она еще пыталась спасать раненых, сколько могла, тащила на себе умирающих людей, если они падали — их сразу же расстреливали. Когда матери Тамары пришло извещение о том, что дочь пропала без вести, та не вынесла горя и сошла с ума. Дальше Тамара попала в первый концлагерь в Германии.
    Голод, холод, издевательства немецких солдат. Через некоторое время Тамаре удалось сбежать вместе с молодым парнем и мальчишкой двенадцати лет. Парню не повезло — подорвался на мине, и они вдвоем с мальчишкой, спрятавшись в кустах, стали свидетелями того, как фашисты добивали умирающего.
    Временным приютом для девушки стал домик в курской деревне. Пожилая хозяйка заботилась о Тамаре, а когда почувствовала, что начала угасать, завещала ей свою перину, а соседке — подушку. Соседка не пережила того, что перина досталась какой-то дев­чонке, и сдала Тамару немцам. Девушку сильно избили и отправили в концлагерь в Любеке. В качестве обуви пленным выдали деревянные колодки, и в новый ад Тамара ехала на поезде, свесив ноги. В Брянске она потеряла один башмак, который точно указал место ее будущей жизни…
   В 1945 году заключенных освободили американцы. Бывшие пленные, окрыленные победой и мечтами о новой жизни, волнами растекались по улицам побежденного Берлина, все обнимались, плакали и радовались долгожданному счастью. В одной из компаний Тамара познакомилась с Борисом Задориным, но это была просто первая встреча, которая закончилась разлукой. Лишь через три года, в 1948 году, судьба снова подтолкнула их друг к другу.

Сила притяжения

    Они случайно встретились в Грузии. Тамара работала в буфете воинской части, куда долг службы забросил и Бориса. Он встречался с девушкой, а Тамара была для солдат и тамадой, и клоуном — она неустанно всех веселила, потрясающе пела романсы и играла на гитаре. Именно от нее Наталия Борисовна и унаследовала ар­тистизм и легкость в общении.
   Однажды Борис попросил Тамару помочь ему организовать товарищу день рождения. Вместе с подругой она выкатила из буфета бочку с грузинским вином. Неожиданно из-за забора воинской части показался Борис, который ошарашил девушку заявлением, что отмечать они будут не день рождения, а их с Тамарой свадьбу. Она рассердилась и резко ответила “жениху”, чтобы женился на той, с кем договаривался. Но не успел Борис спрятаться за забором, как Тамара передумала: а вдруг это судьба?
    Они жили в Грузии, Армении, Азербайджане, но прочно обосновались именно в Брянске, где Тамара потеряла свой деревянный башмачок. Там в 1955 году и родилась их дочь Наталия. Через какое-то время Тамара освоила профессию парикмахера. Она так любила свое дело, что даже тогда, когда у нее начались серьезные проблемы с сердцем, на работу все равно ходила. Домой возвращалась медленно, крохотными шагами, толкая перед собой по земле сумку ногой. Умерла совсем рано, в 55 лет: сказалось пережитое в годы войны.
    Бориса не стало в 69 лет, а закончил он свою жизнь в звании полковника. После Великой Отечественной войны он воевал в Корее, в 1950 году судьба забросила Бориса в Китай, в 1966 году — во Вьетнам. Там он один год был командиром дивизиона и вернулся совсем седым. В то время ему шел 41-й год.
    Борис был не похож на свою жену, молчаливый и спокойный мужчина казался противоположностью взрывной и отчаянной женщины. Военные очень уважали его за интеллигентность и понимание, он не позволял себе выходить из себя и кого-то оскорблять. В воинской части преподавал танго, играл на мандолине — Наталия Борисовна до сих пор не понимает, где он мог этому научиться.

В Севастополе в братскую могилу был погребен небольшой женский скелет, которые приняли за отчаянную однополчанку
    За год до смерти супруги Борис по архивам разыскал ее однополчан и организовал встречу с Тамарой. Оказалось, что они ничего не знали о судьбе Грузиночки и еще в Севастополе “похоронили” девушку — в братскую могилу был погребен небольшой женский скелет, которые они случайно нашли и приняли за свою отчаянную однополчанку. Позже Тамара даже сделала фотографию возле этой братской могилы.
Севастополь, 1979 год. Место, где Тамару Задорину взяли в плен. В 1980-м её не стало, за месяц до рождения внучки

Случайности неслучайны

    Тамара Задорина очень гордилась сыном и дочерью и тем, что они поступили в московский ГИТИС. Ей был близок и понятен язык искусства, и даже война не помешала Тамаре научиться разговаривать на нем. Если бы не проклятая война, возможно, Наталия Борисовна пришла в свою профессию по стопам матери, но ей пришлось делать самостоятельные, хотя очень уверенные и желанные шаги.
    Наталия Борисовна поступила со второй попытки, причем ей повезло учиться у лучшего педагога и режиссера огромной союзной страны — Андрея Александровича Гончарова. От матери Наталия Борисовна унаследовала не только артистизм, но и какую-то внутреннюю способность притягивать к себе все удивительное и мистическое. В 1989 году ее оставил первый супруг, в браке с которым Наталия Борисовна родила старшую дочь Анастасию. Поддержать Наталию в Таллин, где она работала в театре, из Костромы приехал старший брат Александр.
    Шуточный разговор, в котором Наталия Борисовна просила Сашу подыскать ей жениха, привел к новой истории любви. Он вспомнил о своем гомельском друге Алексее Бычкове, который уже три года был в разводе, и уговорил его написать Наталии письмо. У молодых людей завязалась такая переписка, что вдруг они поняли: жить друг без друга уже не могут.
   Наталия, ведомая своим балагурным характером, долго разыгрывала Алексея, а на его просьбы прислать фотографию реагировала по-своему. Сначала отправила карточку себя годовалой с “дурацкими” ленточками на голове. Затем в ход пошли приемы коллажирования, и с ума сходящий от любви парень получил фото одних глаз зазнобы. Третья фотография вызвала чувство досады — Наталия, наконец, отправила свою реальную фотокарточку, но на ней она была очень похожа на бывшую жену Алексея.
Первая фотография, которую Наталия Борисовна отправила своему будущему мужу Алексею Бычкову
    Следующая фотография порадовала: мало того, что Наталия была красавицей, в ней прослеживалось сходство с его сестрой. Алексей пообещал прилететь в Таллин — и прилетел последним рейсом. Больше самолеты по такому маршруту не летали.
    Чуть позже в феврале Наталия, любившая составлять гороскопы, в одном из писем предрекла Алексею, что 18 августа 1990 года в его жизни случится звездный переворот. Так и произошло — именно в этот день его взяли на работу в один из театров Таллина. В том же году, 3 октября, в день воссоединения ФРГ и ГДР, они поженились, и в 34 года Наталия почувствовала себя такой молодой, какой не чувствовала никогда.
Спектакль «Пойти и не вернуться» по Василию Быкову (фото Олега Белоусова)

О нескучной жизни

    Сегодня большая семья живет в Гомеле. После небольшого перерыва Наталия Борисовна вернулась в областной драмтеатр. Во время своих каникул она с удовольствием снималась в сериалах и различных телевизионных проектах. На одной сцене отлично уживаются и дополняют друг друга она, муж Алексей Бычков и дочери. Внучка Наталии Борисовны, шестнадцатилетняя Ксюша, еще раздумывает над тем, связывать ли свою жизнь с театром.
На съёмках сериала «Семейный детектив» с актером Ярославом Бойко
Вся семья в сборе
    Друг и коллега Наталии Борисовны — народный артист России Виктор Сухоруков, который учился в ГИТИСе курсом младше, однажды так отреагировал на вопрос журналиста о том, нет ли у Наталии Борисовны чувства нереализованности:
     — Это кто не реализовался? Наташка-то?! Да это я не реализовался! А у нее вон муж-красавец, а какие дочки-ангелы! У меня этого нет, так кто из нас реализовался?!
    Сама Наталия Борисовна говорит о том, что не может себе позволить жить скучно и неинтересно, что тут говорить — ей даже ее фамилия этого не позволяет.
   — Если бы у меня было несколько вариантов жизни, возможно, один бы я прожила так, как хотел бы мой муж, другой — как хотели бы мои дети, третий, возможно, оставила бы для себя. Но так как вариант есть только один — я выбираю самые интересные и лучшие сценарии.
С народным артистом России Виктором Сухоруковым и дочерью Александрой

Гомельская Правда

26.07.2019

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.