Хроника семейного апокалипсиса

«Ганди молчал по субботам» – модная постановка, репетиция которой заканчивается на сцене Гомельского областного драматического театра. С его художественным руководителем Сергеем Лагутенко мы говорим о том, за чем на самом деле зритель ходит на спектакли, есть ли конкуренция у театров и обижаются ли актеры, если им не досталась главная роль.

– Сегодня не всем нужны комедии. «Ганди..» – хроника семейного апокалипсиса. На сцене я играю дедушку, который живет прошлым и все время «идет на войну». Автор пьесы –  драматург из Санкт-Петербурга Анастасия Букреева –  предлагает зрителю найти ответы на вопросы вместе с главным героем, в чьей семье такой вот проблемный дед, разводятся родители, а у любимой сестры из-за травмы рушится карьера… У многих из нас полно проблем, которые нужно решить и пережить. Спектакль ставит Мария Матах – режиссер Национального академического драматического театра имени М. Горького. Ее знают по таким работам, как «ОбломOFF» М. Угарова и «Крейцерова соната» Л. Толстого. В начале этого сезона Мария с успехом поставила в нашем театре спектакль «Цианистый калий, с молоком или без». И рассчитываем на аншлаг.

– Хорошо, что театр, наконец, ушел от революционных тем из вчерашнего репертуара…

–  Давать оценки проще всего. Пьесы Михаила Шатрова, трилогия «Кремлевские куранты», «Человек с ружьем», «Третья патетическая» Николая Погодина по-прежнему интересны… К сожалению, почти все разбираются в футболе, медицине и искусстве. Такие люди с уверенностью говорят: «Это все хорошо». Или: «Всё плохо!». Возможно, так появился шедевр Малевича: художника, рисовавшего, допустим, березовую рощу,  достали замечаниями критики, и он воскликнул: «Так вот вам  «Черный квадрат»!».

– Сергей Феликсович, на ваш взгляд, люди уже рождаются с артистическим задатками или для того, чтобы стать актером, достаточно хорошей школы?

– Скорее всего, это стечение обстоятельств. Я после армии устроился на радиозавод, стал посещать театральную студию, а весной поехал в Минск штурмовать театральный! Тогда много кто видел себя звездой театра и кино: конкурс сумасшедший – 200-300 человек на место! Мне повезло, я прошел. Учился с известными сейчас актерами Анатолием Котом, Юлией Высоцкой (жена Андрея Кончаловского. –  Авт.). Сегодня все по-другому. Кто хочет начинать карьеру с 300 рублей? Да, есть много более прибыльных профессий, чем актер театра, зато у нас с душой все в порядке. Если люди идут к нам, значит, в артистах есть нужда, как во врачах, педагогах. Мы даем возможность радоваться, переживать, сочувствовать –  испытывать шквал самых разных эмоций!

– Многие актеры мечтают о собственных постановках. Не хотелось сесть в режиссерское кресло?

– Нет. Я актер. Когда предложили стать худруком, которому приходится выступать и в роли главного режиссера, сопротивлялся. Но вспомнил Михаила Ульянова, Юрия Соломина, Александра Ширвиндта, которые с успехом справлялись с этой должностью, и согласился. Свою роль вижу в подборе разнопланового репертуара. Мы этим и отличаемся от авторского театра «На Таганке» Юрия Любимова, «Ленкома» Марка Захарова, Малого драматического Льва Додина. У них –  единый стиль, одна спе­цифика –  это хорошо в таких городах, как в Москва или Питер, где много театров… Но в Гомеле их только три: наш – областной драматический, городской молодежный, кукольный. Мы помним о своем статусе (государственный!), учитываем интерес всех слоев и возрастов населения. Я стараюсь приглашать режиссеров, способных предложить огромное количество хорошего и разнопланового материала. Одни ставят классику, другие могут подать даже известные вещи  в нетривиальной манере. Зритель ходит на всех. Одним нравится молодежная постановка «Рыба моей мечты» Е. Исаевой, другим – классика – «Вишневый сад» А. Чехова.

– Городской молодежный и кукольный театры перетягивают ваших зрителей?

–  В театре не бывает конкурентов. Актеры – люди одной профессии, жители отдельной планеты. У молодежного и кукольного театров своя специфика и, соответственно, аудитория. Да, мы можем спорить, в чем-то не поняв друг друга. Но мы не делим себя – ни по званиям, ни по размерам заработной платы. Настоящий актер – тот, кто нужен зрителю и режиссеру.

 –  Каково это – быть в творческом простое? Актеры обижаются?…

– Наверное. Такого не бывает, чтобы вся труппа была занята. И причин тому много. Я вот не смогу сыграть чеховского Лопахина  –  возраст! А вот Гаева –  пожалуйста. Конечно, стараемся, чтобы работа нашлась всем. Ведь есть главные роли, второго плана, эпизодические…


С середины апреля по август в 2020-м году спектаклей в афише не было… Но работали, репетировали –  и выпустили четыре спектакля! С августа стали проводить тщательную дезинфекцию, ионизацию воздуха, особую рассадку в зале. Зритель пошел! Актер там, где людям нужны эмоции –  смех, слезы –  и вся гамма чувств. Не зря театры были востребованы даже в голод, разруху и войну!

Не перестаем удивляться, когда на спектакле «Вишневый сад» полно молодежи, а на на пьесу Евгения Шварца «Дракон», написанную в середине 40-х годов, в которой исследовался феномен появления фашизма, идут взрослые, умудренные жизнью. Пьеса вновь актуальна, ибо «если хочешь победить дракона – победи дракона в себе!».

7 Дней

22.07.2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.