Служенье муз не терпит суеты. Где гомельский актер Алексей Бычков черпает вдохновение и душевные силы?

Алексей Бычков родился 1 августа 1951 года в Донецке, куда его родители  в свое время переехали на заработки из Орловской области. Окончил Белорусский государственный театрально-художественный институт, по распределению приехал в Гомельский областной драмтеатр. С тех пор живет и работает в южной столице Беларуси. Алексей Михайлович не только актер, но еще и режиссер, бард, драматург. Несколько лет назад автор получил  премию Гомельского облисполкома  имени Кирилла Туровского.

После спектакля Алексей Бычков любит прогуляться пешком по центру города или прокатиться на самокате

Около двух лет актер Алексей Бычков приезжает на работу в областной драмтеатр на электросамокате. Так, говорит, и удобно, и красиво – можно сэкономить на проездных и забыть об опозданиях на репетицию из-за привязки к расписанию общественного транспорта. Накануне юбилея (1 августа мастеру сцены исполниломь 70 лет) корреспонденты «Гомельскай праўды» решили проехать с Алексеем Михайловичем по его любимым местам в городе и вспомнить самые яркие моменты жизни.

ПАРК

Первая точка нашего маршрута – центральный парк Гомеля. Здесь, признается Алексей Михайлович, он написал свою первую пьесу о жизни графа Николая Румянцева.

– Брал с собой исторические и архивные бумаги, выбирал скамейку в тени… Обычно недалеко от фонтана рядом с Дворцом Румянцевых и Паскевичей и памятником Николаю Петровичу, – вспоминает актер. – Мог просидеть так несколько часов: искал нужные образы, подбирал слова. Парк будто мне помогал, это я уже сейчас понимаю. А тогда просто чувствовал, что нужно писать именно здесь, что здесь подходящая атмосфера.

Член Союза писателей Беларуси Алексей Михайлович свои произведения пишет исключительно от руки, в электронный вариант текст переводит в самый последний момент. – Это определенный этап работы. Сначала рукопись, где все перечеркиваешь и правишь. Потом переписанный чистовик, и только после – за компьютер. Набираю текст на клавиатуре, возникают новые правки: перестановка слов, фраз.

Собор Петра и Павла в парке. Здесь актер не раз получал благословение от архиепископа Аристарха на написание пьес, на игру в некоторых спектаклях. В большие православные праздники мастер сцены приходит в храм помолиться.

По пьесе о графе Румянцеве Алексей Михайлович поставил сценическую версию на 50 с небольшим минут. Сыграли ее в Белой гостиной дворца, сам актер примерил на себя образ Николая Петровича. 

– В театре никому ставить пьесу не предлагал. Вряд ли за нее кто-то возьмется, а полную версию поставить сложно: там много длиннот, свойственных тому времени. В чтении она, возможно, для кого-то и представляет интерес, а вот для постановки нужен необычный режиссерский ход. 

ТЕАТР

Конечно, областной драмтеатр – основная глава жизни актера. Сюда он пришел по распределению после института, отсюда ушел в армию и сюда же вернулся после службы. Обойти стороной это место в городе мы не могли.

– Первую свою роль помню до сих пор. 8 марта 1968 года в школе показывали миниатюру для родителей, поздравляли с праздником, – вспоминает Алексей Михайлович. – Все прошло хорошо, и когда в зале начали шептаться, что за мальчик так хорошо играет, мама гордо повернулась и сказала: «Это мой сын». В тот день я и захотел стать актером, чтобы всю жизнь поддерживать гордость родителей за своего ребенка и не дать им повода стыдиться за меня. Надеюсь, получилось.

С тех пор, признается актер, он буквально перестал учиться: грезил поступлением в театральный. Перед выпуском из школы разослал запросы в Москву, Ленинград, Минск и Киев. Отовсюду пришли ответы с условиями набора абитуриентов. Больше всего будущего артиста устроил минский вуз. Туда и поехал.  –

Поступил на курс Александра Ивановича Бутакова. Конечно, как у многих белорусов, у меня, выросшего на Украине, были проблемы с речью: фрикативное «г», нескладовае «ў» и прочие недостатки буквально поставили клеймо на студенте Бычкове. Чего стоило избавиться от этого… Было непросто, – делится актер.

И даже в армии не получилось без творчества. Служил актер в Уручье, во второй мотострелковой роте, где в свое время долг Родине отдавали Виктор Вуячич и Владимир Мулявин. Здесь же создали знаменитый ансамбль «Алые погоны». Со всей дивизии собирали творческих людей, с театральным, хореографическим, музыкальным образованием. Создали солдатский театр эстрадных миниатюр и довольно успешно гастролировали.

После института на большой сцене поначалу были роли второго плана. Первая из них – в спектакле по пьесе Кальдерона «С любовью не шутят».

– Играл какого-то чудака. Костюмы нам готовила гомельчанка, которая работала в Московском театре сатиры, шила наряды самому Андрею Миронову. Нам создала отличные образы в стилистике XVIII века: рейтузы, ботфорты. Но главное – белые колготки: они были безу­мно маленькие, как будто детские, – не сдерживает улыбки Алексей Михайлович. – Даже вспоминать смешно, как мы их натягивали. А что делать? Образ.

Игра в этом спектакле запомнилась еще и тем, что за труппой из города в город ездили фанаты. Особенно много поклонников было на Украине.

– Встречали в Херсоне, ехали в Запорожье. Ждали в Николае­ве, летели в Ворошиловград, чтобы во всех городах постановку нашу увидеть.


Бенефис Алексея Бычкова планируют устроить в областном театре драмы 15 октября. Юбилейный вечер актер задумал в формате моноспектакля, рассказывающего о важных этапах его жизни


На сегодняшний день в копилке актера более ста ролей. За это время он ни разу не менял гримерку и свой столик. После армии актер даже жил в одной из театральных комнат. Официально, конечно, об этом никто не знал, но тогда другого выхода не было. К ролям специально не готовится, но атмосферу постановки уловить обязательно нужно, признается актер.

– Когда спектакль начинается, прохожу по коридору и за кулисами, прислушиваюсь к тишине и шорохам. Ловлю настрое­ние. И только потом выхожу на сцену. 

А вот роли Алексей Бычков учит по своей методике: они записаны на маленьких бумажках наподобие шпаргалок, все от руки. В них – только свои реплики.

Было и несколько случаев, когда режиссер назначал актера Бычкова на роль, а он себя в ней не видел: не мог понять и согласиться, почему так. Так же было и с городничим в спектакле Лидии Монаковой «Ревизор». Теперь роль одна из любимых. – Когда меня утверждали, подумал: ну какой я городничий? Это же вообще не мое. Нервничал, долго примерял образ. И как-то сложилось, даже свою финальную линию для героя предложил. В итоге получил первое место в номинации «Лучшая мужская роль» фестиваля «Белая вежа». А это 32 коллектива, московская и очень злая украинская критика. И все оценили. Моя гордость.

Один из самых приятных для актера моментов – благодарность зрителей.

– Люблю пройтись после спектакля от театра по Советской до сквера Громыко или до фабрики «8 Марта». Часто люди подходят и благодарят за игру. Это не может не быть приятно.

ДОМ

Настроение, подготовка к спектаклям, сборы на работу и обсуждение премьерных показов – все происходит дома. Для Алексея Бычкова это особенное место, ведь вся семья театральная. Актрисами служат жена Наталия Задорина, дочери Анастасия и Александра, на актерский факультет в московский вуз поступила и внучка Ксения. Не по­шла в театральный лишь дочка от первого брака Юлия. Именно с близкими можно обговорить творческие планы, с ними же можно посоветоваться, а если спросят – самому дать совет.

История знакомства с супругой – отдельная песня, достойная пера писателя.

– В нашем театре работал брат Наталии, Александр. Он нас познакомил заочно, предложил мне написать ей письмо. Мы оба тогда переживали развод, но находились на расстоянии – я в Гомеле, она в Таллине, у обоих дети. Конечно, отнесся к предложению скептически. Но написал. И у нас закрутился эпистолярный роман: отправляли письма ежедневно. Позже начали друг другу фото пересылать. Однажды я собрался и полетел последним предновогодним рейсом в Таллин. Наталия показала мне город, представила дочке Насте, ей тогда было 10 лет. Вернулся в Гомель – и такая пустота внутри. Не выдержал, уехал в Эстонию в 1991 году, прожил там два с половиной года.

Работал Алексей Михайлович в таллинском театре. Но было сложно: когда родилась дочь Саша, талоны на продукты Бычкову не полагались, потому что в квартиру супруги его не прописывали. В прямом смысле слова приходилось сушить сухари. Актер начал подрабатывать официальным представителем строительной компании и русскоязычным организатором похорон.

– В мои обязанности входила речь о покойном, соблюдение нескольких ритуалов. Слова нашел в Евангелии от Иоанна, морально долго готовился к этому. В итоге похоронил более 120 человек, даже какой-то азарт появился. Можно сказать, овладел методом: знал, как и к кому нужно обращаться. Если провожали в последний путь старушку – это одни слова, если молодого боксера-гуляку – другие. Бывали случаи, когда речью приходилось буквально на ноги поднимать горем убитых родителей. 

Через два года Алексей Михайлович не выдержал такого темпа, перевез семью в Гомель. Теперь все играют в одном театре.

ОБКОМОВСКОЕ ОЗЕРО

Рабочий маршрут Алексея Бычкова: дом – исправительная колония № 4 – театр – дом. Мы встретились с актером накануне премьеры в ИК-4, где он курирует проект «Театр в тюрьме» с 2005 года. Поэтому не могли не спросить про режиссуру в таком месте.

– Есть много нюансов и сложностей, но работу эту очень люблю. Не зря четыре дня в неделю провожу здесь. Иногда беру костюмы из теат­ра, чтобы одеть актрис в колонии. Кажется, многие после постановок стали исправляться, это заметили даже сотрудники ИК: появилось чувство ответственности за общее дело и желание сотрудничать с другими членами коллектива.

Пьесы для тюремной сцены писать тоже приходилось.

– Хотел однажды поставить «Замарашку» драматурга Януша Гловацкого. Но действие там происходит в детской колонии и одна из героинь вскрывает себе вены, поэтому куратор запретила работать с таким материалом. А мы уже музыку подбирали, костюмы продумывали… Чтобы не расстраивать актрис, решил создать свой сценарий по мотивам Гловацкого. Перенес место в Россию, в детский дом. Конфликт предложили сами заключенные: вместо вскрытых вен у нас была беременная от сына начальницы детдома выпускница этого учреждения. 

Писал пьесу Алексей Михайлович на Обкомовском озере Гомеля.

– Приходил на платный пляж под зонтик, брал свою чашку, просил налить в нее чай. За день выпивал четыре чашки и параллельно работал над пьесой. Как раз во время этой постановки про нас снимали документальный фильм «Дебют», который даже вы­двигали на «Оскар» от Беларуси.

По разным причинам Алексею Бычкову пришлось отказаться от нескольких проектов – хочется больше времени проводить с семьей, уделять достаточно внимания здоровью. Поэтому из ИК-4 он тоже решил уйти, спектакль по Кальдерону, который он выпустил 16 июля, стал последней работой в колонии. Режиссерский опыт в тюрьме лишь малая доля творческой жизни мастера сцены.

– Я ведь в свое время создал народный театр при ГЦК, народный коллектив в железнодорожном техникуме. Что бы ни делал, это все составляющие актерской профессии, хоть и говорят, что служенье муз не терпит суеты, – замечает Алексей Михайлович.

В качестве режиссера пробовал себя и на большой сцене: поставил молодежный спектакль «Ночь после выпуска». Сейчас работает над текстом собственного бенефиса.

– Приглашаю всех на юбилейный вечер, там зрители узнают много интересных фактов из моей биографии. А заодно ощутят весь спектр эмоций: и поплачем, и посмеемся.

Гомельская Правда

01.08.2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.